Главная страница Духовное наследие Язык – основа национальной культуры Новая чувашская письменность

Чувашская сеть культурного наследия
Архивы Чувашии, ГУ
Архивная служба Чувашии
Библиотеки Чувашии
Публичные библиотеки Чувашии
Дворцы культуры Чувашии
Перечень ДК Чувашии
Музеи Чувашии
Музеи Чувашии
Театры
Перечень театров Чувашии
Театры
Театры
Министерство культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашской Республики
Театры
Государственное унитарное предприятие Чувашской Республики
Знаменательные и памятные даты Чувашии

Новая чувашская письменность

Краснов, Н. Г. Создание нового чувашского алфавита и первых учебных книг / Н. Г. Краснов // Иван Яковлев - выдающийся чувашский просветитель - педагог. – Уфа, 1998. – С. 30-39.

Петров, Н. П. Чувашская письменность новая / Н. П. Петров // Краткая чувашская энциклопедия. - Чебоксары, 2001. - С. 475-476.


Н.Г. Краснов

Создание нового чувашского алфавита и первых учебных книг

Учась в гимназии, И. Я. Яковлев приступает к созданию школы - прообразу будущего педагогического училища, в университете создает новый чувашский алфавит, составляет и издает на нем ряд учебных книг, включая букварь. Его стремления, желания удивительно сочетаются с потребностями общества, народа. 26 марта 1870 г. министром были утверждены "Правила об образовании инородцев, населяющих Россию", которые обязывали обучать детей национальных меньшинств в начальной школе на их родном языке. И для этого намечались определенные меры: подготовка учителей из среды самих же инородцев, составление школьных учебников и т.д. И. Я. Яковлев в 1870 г., по поступлении в университет, приступает к составлению алфавита чувашского языка и завершает его к концу 1871 г. Это был большой научный подвиг студента. Чувашский язык стал средством просвещения народа, развития национальной культуры.

Ко времени поступления Яковлева в университет в просвещении нерусских народов Поволжья использовалась система, разработанная видным ученым-ориенталистом, педагогом-миссионером; Н. И. Ильминским. Он явился инициатором и организатором Казанской крещенотатарской школы и так называемых братских школ, которых 1870 г. среди чувашей, марийцев и удмуртов насчитывалось более сорока. С целью насаждения христианства и усиления борьбы против влияния магометанства на народы Поволжья процесс обучения в этих школах осуществлялся на родном языке.

По воспоминаниям А. Рекеева, первая встреча И. Я. Яковлева с Н. И. Ильминским состоялась в июле 1870 г., когда Яковлев приехал в Казань для представления документов в университет. В начале сентября 1870 г. он побывал в крещенотатарской школе, затем лично навестил ее основателя. В 1867 г. Н. И. Ильминский читал рецензию Яковлева на книгу Н. И. Золотницкого "Солдалык кнеге", опубликованную в "Симбирских губернских ведомостях" (13 апреля 1867 г.). «…»До встречи с Н. И. Ильминским в вопросах просвещения национальных меньшинств, приобщения их к русской культуре студент находился под влиянием Баратынского. Последний не разделял педагогических взглядов Ильминского, называл его "шарлатаном". Встречи с Н. И. Ильминским, знакомство с заведующим школой В. Т. Тимофеевым произвели на Яковлева большое впечатление.

«…» После знакомства с Ильминским, чтобы чаще встречаться с ним, студент Яковлев находит квартиру вблизи его дома. Как и многие другие иногородние, он снимал частную квартиру за высокую плату. В 1870-1871 году он квартировал вместе с Н. Соколовым и А. Панаевым. После исключения их за невзнос платы за обучение Яковлев жил вместе с чувашским крестьянином Игнатием Ивановым и с другими студентами недалеко от университета. В конце мая 1871 г. он перешел на другую квартиру, найденную для него женой проф. Н. И. Ильминского.

«…» Еще в 1867 г. в своей рецензии на книгу Н. И. Золотницкого "Солдалык кнеге" Яковлев предложил усовершенствовать его алфавит путем введения особых знаков для обозначения специфических звуков чувашского языка. Ильминский читал эту рецензию и полностью разделял мнение рецензента. Поэтому сейчас идея Яковлева нашла поддержку со стороны профессора. И с 1870/71 учебного года для Яковлева местом изучения фонетики тюркских языков становится квартира Н. И. Ильминского. Здесь и зарождается конкретный план просвещения родного народа, создания нового чувашского алфавита, первого букваря.

О значении этих встреч с ученым И. Я. Яковлев впоследствии рассказывал: "Я по его приглашению стал часто ходить к нему запросто, и в течение первых четырех месяцев нашего знакомства был я у него на собеседованиях с глазу на глаз, по крайней мере 30 раз, причем я приходил с раннего вечера, уходя иногда тогда, когда уже светало и звонили церкви Богоявления к обедне...

В конце концов Ильминский убедил меня в том, что в основу образования родных мне чувашей должен быть положен не русский, а родной их язык, что это правило должно применяться вообще ко всем инородцам".

«…» Найдя поддержку со стороны Ильминского и его сподвижника, Яковлев задумался над тем, как превратить частную школу в национальную. Для этого необходимо было создать доступный народу алфавит, подготовить учителей и переводчиков учебной литературы из среды самих же чувашей, составить буквари и другие учебные пособия, В помощники к себе Яковлев привлекает Игнатия Иванова, Т. П. Петрова, учеников своей школы, они занимаются переводами, изучают особенности чувашского языка, собирают материалы устного на родного творчества и т.д. Осенью 1870 г. под непосредственным научным руководством Ильминского началось составление нового чувашского алфавита.

«…» Частые встречи привели, однако, и к другому результату, а именно сильному религиозному влиянию Ильминского на студента. Ильминский убеждает Яковлева, что чуваши должны позаимствовать у русских и религию, и алфавит. Он познакомил Яковлева с трудами академиков О. Н. Бетлинга, А. А. Шифнера, Ф. И. Видемана и других ученых, которые для обозначения разноязычных звуков успешно использовали русский алфавит. Особенно глубоко изучал студент Яковлев "Собрание грамматики черемисского языка" Ф. И. Видемана, "Язык якутов' О. Н. Бетлинга. Несомненно, Ильминский передал И. Я. Яковлеву свой опыт по составлению татарского алфавита на основе русской графики.

В это время Яковлев был студентом физико-математического факультета. В течение первого же года обучения в университете Яковлеву приходилось сочетать филологические исследования с изучением математических наук. Итогом 1870/71 учебного года явилось то, что он вместе со своим русским другом по университету В. А. Белилиным, под руководством Н. И. Ильминского и при содействии профессоров Г. С. Саблукова, И. Н. Булича и других составил первый вариант чувашского алфавита, состоявшего из 47 букв.

За это время Яковлев с помощью учеников своей школы в Симбирске и прежде всего А. Рекеева, а также Игнатия Иванова и С. Тимрясова сделал несколько переводов религиозных книг с татарского и русского языков на чувашский. Предстояла работа по составлению первого чувашского букваря, над которым И. Я. Яковлев усиленно работал в период летних каникул в Симбирске. В этой работе принимал участие В. А. Белилин, Игнатий Иванов, Т. П. Петров и ученики Симбирской чувашской школы. Все они в Буинском уезде собирали для будущего букваря образцы устного народного творчества.

К осени 1871 г. завершилась работа по составлению первого варианта букваря, а 15 ноября совет братства св. Гурия допустил его к печати. В январе 1872 г. он вышел в свет под названием в такой транскрипции: "Тьваш адизине сырьва вьренмелли кнеге" в объеме 56 страниц с разделами: 1) предисловие, 2) азбука, изложенная по звуковому способу, и примеры для упражнения в чтении, 3) краткие нравоучения, обращение к начинающему учиться грамоте, 4) молитвы и 5) приложение. В предисловии подчеркивается, что "Букварь предназначен к употреблению в чувашских школах как учебное руководство для чувашских детей и составлен согласно Правил 26 марта 1870 г. о первоначальном обучении инородцев - пользоваться живыми наречиями инородцев как орудием для распространения христианского просвещения и обрусения их».

«…» Первый чувашский букварь, составленный на основе низового диалекта (родного края И. Я. Яковлева), не был букварем в обычном смысле этого слова. Он предназначался не только для обучения основам грамоты, но и для привития самых необходимых в крестьянской жизни норм поведения. Как первая народная книга, он отражал многие стороны духовной жизни чувашей: их быт и нравы, образцы устной словесности, религию и т.д.

Однако первый вариант алфавита имел существенный недостаток и потому не получил широкого признания среди учителей.

Наличие в букваре множества букв со "щетинами" наверху (мягкость звуков обозначалась черточкой над буквами) затрудняло усвоение алфавита. Поэтому Яковлев вместе со своими единомышленниками в том же году усовершенствовал алфавит, оставив в нем только 27 букв. На нем в том же году (1872) были изданы литографическим способом "Букварь для чуваш" и перевод книги с татарского языка "Начальное учение православной христианской веры", которые положили начало зарождению чувашского литературного языка.

Этот букварь, по сравнению с первым, был признан наиболее удачным, доступным по языку и потому получил распространение в школах Казанского учебного округа, что не могло не радовать Яковлева.

В 1872 г. Министерство народного просвещения ввело его в чувашские школы, и с этого времени он стал обязательным учебником, вытеснив "Чуваш кнеге", "Солдалык кнеге" Н. И. Золотницкого. В отчете попечителя Казанского учебного округа за 1872 г. было подчеркнуто: "В чувашских школах введен составленный Яковлевым букварь, который приносит большую пользу ученикам-чувашам на первых годах обучения".

«…» В 1873 году Яковлев сначала усовершенствовал чувашский алфавит, максимально приблизив его к русскому. Он оставил 25 букв, а для обозначения специфических звуков чувашского языка еще раньше ввел c, y, теперь же добавил a, e,, заимствованные из немецкой транскрипции. По словам Н. И. Ильминского, "на этом и остановился чувашский алфавит Яковлева". Это означало, что алфавит с 25 буквами оказался окончательным. Он продолжает жить и поныне и вошел в историю как «Алфавит Яковлева". После Октябрьской революции он подвергся незначительному изменению.

Усовершенствованный алфавит стал основой "Букваря для чуваш с присоединением русской азбуки", который Яковлев составил и выпустил в том же 1873 г. Эта книга явилась главным учебником для изучения не только чувашского, но и русского языков. В этом заключается ценность всех букварей И. Я. Яковлева, которые с 1873 г. издавались с чувашской и русской частями и сыграли большую роль в приобщении чувашей к русской культуре.

«…» Создание письменности имело большое общественно-политическое значение в дальнейшей жизни чувашского народа, способствовало росту его международного авторитета. Зарубежные ученые, привыкшие характеризовать чувашскую культуру поговоркой периода Золотой Орды - чувашскую культуру корова съела, - просили выслать им возрожденную чувашскую книгу. Считавшийся до этого «бедным» чувашский язык, благодаря неутомимой деятельности И. Я. Яковлева и всесторонней помощи Н. И. Ильминского и других русских ученых в начале 70-х годов XIX в., стал орудием школьного обучения и церковной проповеди. По признанию широкой общественности, составление нового алфавита и незамедлительное издание на нем двуязычных букварей с чувашским и русским отделами произвели переворот в деятельности чувашской школы. «…»

| Наверх |


Н.П.Петров

Новая чувашская письменность

Чувашская письменность новая создана И.Я. Яковлевым на базе низового диалекта путем реформирования алфавита Н.И. Золотницкого. Еще в 1867 г. в рецензии на книгу Н.И. Золотницкого «Сoлдалык кнеги» Яковлев писал о необходимости введения в чувашскую графику дополнительных знаков для обозначения специфических звуков чувашского языка. В 1870, став студентом Казанского университета, Яковлев сблизился с профессором Н.И. Ильминским, принял его систему обучения инородцев и приступил к разработке алфавита для чувашского языка. По рекомендации Ильминского к этому делу он привлек студента старшего курса университета В.А. Белилина, русского, и ученика крещено-татарской школы чуваша С.Н. Тимрясова. Путем выездного исследования языка и устного словесного творчества чувашей Буинского уезда, в частности д. Кошки-Новотимбаево, Симбирской губернии им удалось определить в низовом диалекте чувашского языка 45 фонем, в т.ч. 8 гласных и 37 согласных. При этом впервые за более чем 100 лет существования письменности ими были выделены гласный заднего ряда среднего подъема ă, гласный переднего ряда среднего подъема ĕ, лабиализованный гласный переднего ряда верхнего подъема ÿ, которые были обозначены графическими знаками, ъ, ь, ÿ. Для различения мягкости согласных при соответственных буквах начертан апостроф. Звонкость согласных обозначалась соответственными буквами русского алфавита. Звонкий заднеязычный согласный х начертан буквой Ћ, звонкая переднеязычная аффриката ч — буквой д` (ад`а, по современной орфографии ача «дитя), глухая аффриката — буквой т`. Выбор букв т`, д` мотивирован тем, что аффриката ч в низовом диалекте сильно тяготеет к мягкому т`, д`.

На основе нового алфавита, составлен, по принципу фонетического транскрибирования, был написан букварь «Тъваш адизене сыръва вьренмелли кнеге» (Книга для обучения грамоте чувашских детей). Алфавит букваря содержит 47 знаков: Аа, Бб, Б'б', Вв, В'в', Гг, Г'г', Ћt, Дд, Д'д', Д`д`, Ее, Жж, Ж'ж', , Зз, З'з', Ии, Йй, Кк, К'к', Лл, Л'л', Мм, M'м', Нн, Н'н', Оо, Пп, П'п', Рр, Р'р', Сс, С'с', Тт, T'т', Т`т`, Уу, _y, Фф, Хх, X'х', Шш, Ш'ш', ъ, ь, Ыы.

Первый букварь И. Яковлева написан на языке низовых чувашей сообразно его звуковой системе. Но ввиду громоздкости и технического несовершенства знаков для практического пользования оказался неудобным. Сразу после выхода букваря Яковлев и Белилин переделали его, сократив количество букв до 27. При этом буквы, обозначающие звонкие согласные звуки, были исключены из алфавита, т.к. в чувашском языке глухое или звонкое произношение согласного определяется тем, в какой фонетической позиции находится этот согласный. Произведено сокращение знаков, введен, для обозначения мягких согласных звуков. Исключение составляют мягкие согласные л', н', т', у которых даже в соседстве с гласным заднего ряда мягкость сохраняется (кукaл' «пирог», мaкaн' «мак»). Для этих мягких согласных были изображены буквы с диакритическими знаками л,, ?, T. Буква с', заменена буквой c, буква т' — буквой - Ћ, буква й буквой j. Реформированный алфавит выглядел так: Аа, Пп, Вв, Кк, Тт, T, Ћ, Ее, Шш, Сс, Cc, Ии, Jj, Лл, Љљ, Мм, Нн, ??, Оо, Пп, Рр, Уу, _y, Фф, Хх, ъ, ь, Ыы.

На этом алфавите в 1872 был издан пробный букварь «Сыръва вьренме тьтгьнмалли кьнеке» (Книга для обучения грамоте) и «Чън тьн кьнеки» (Начальное учение православной христианской веры). После выхода этих книжек Яковлев снова пересмотрел .алфавит и внес незначительные изменения: знаки ъ, ь заменил буквами a, e, знак j — буквой й; буквы о, ф исключил (написание новозаимствованных или заимствуемых слов подчинил русской орфографии). Это был окончательным вариантом чувашского алфавита. На его основе в 1873 был издан новый букварь — «Букварь для чуваш с присоединением русской азбуки», который состоит из двух — чувашского и русского — отделов и «Предуведомления», где изложены основные правила чувашского письма. В данном Букваре алфавит расположен в следующем порядке: Аа, Ăă, Уу, Ыы, Ее, Ĕĕ, _-, Ии, Йй, Кк, Лл, љЉ, Мм, Нн, ??, Рр, Сс, Çç, Шш, Вв, Кк, Хх, Пп, Тт, T, Ћћ. Этот алфавит без каких-либо изменений просуществовал 50 лет. С 1873 по 1917 на данном алфавите были изданы около 687 названий книг, в т.ч. Псалтирь, Новый завет Библии, календари, а также учебная, научная (агрономическая, ветеринарная, медицинская, пчеловодческая) и художественная литература, в 1906-07 газета «Хыпар».

Принятый в 1938 после ряда дополнений и действующий по настоящее время чувашский алфавит состоит из 37 букв.

Современный алфавит удобен и быть может рационален, но его нельзя считать совершенным. Несовершенство обнаруживает себя в двуязычной ситуации, когда заимствуемые из русского языка слова внедряются в чувашский язык без фонетических изменений. Фонетическая система чувашского языка не соответствует фонетической системе русского языка. Несоответствие наблюдается как в области вокализма. так и в области консонантизма. Согласные звуки, обозначаемые теми или иными буквами, в собственно чувашских словах и в словах новозаимствованных произносятся неодинаково как по твердости и мягкости, так и по глухости и звонкости. Устранение этих несоответствий требует пересмотра существующей системы чувашской графики, возможно, пополнения алфавита новыми буквами или изменения значения существующих букв. Но поскольку всякое изменение традиции письма и ломка алфавита усложняют овладение навыками письма и раздражают население, целесообразнее довольствоваться двусистемностью чувашского письма (одна система в написании собственно чувашского слова, другая — для заимствованных иноязычных слов).

| Наверх |