Главная страница Духовное наследие Литература

Чувашская сеть культурного наследия
Архивы Чувашии, ГУ
Архивная служба Чувашии
Библиотеки Чувашии
Публичные библиотеки Чувашии
Дворцы культуры Чувашии
Перечень ДК Чувашии
Музеи Чувашии
Музеи Чувашии
Театры
Перечень театров Чувашии
Театры
Театры
Министерство культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашской Республики
Театры
Государственное унитарное предприятие Чувашской Республики
Знаменательные и памятные даты Чувашии

Литература

Чувашские писатели »

Чувашская культура имеет древнейшие корни, ведя преемственную связь с древними цивилизациями Востока и Передней Азии. На сложном и многотрудном историческом пути, пройденнным народом, образцов литературы, записанных древнечувашскими руничными письменами, не сохранилось. Литературное творчество чувашей значительное развитие получило в период образования и расцвета Болгарского государства (VIII–XIII вв.), о чем свидетельствуют письменные источники – путевые заметки Ибн Фадлана, кн. Якуба ибн Нугмана «История Булгарии» (XII в.). Образцы письменной культуры нашли также отражение в надписях на надгробных камнях (эпитафиях) XII-XIV вв.

После исламизации Волжской Болгарии (X в.) чуваши, отвергнувшие новую религию, постепенно начинают утрачивать сильные когда-то традиции письменной культуры. Поэтому литературно-художественное сознание чувашей последующих веков в основном представлено в богатом фольклоре, устных сказаниях и легендах народа об Улыпе. Образ Улыпа, сильного и доброго великана, – воплощение идеала трудового человека. Улып помогает корчевать деревья для расширения пашен, защищает народ от вражеских набегов и разорений, стихийных бедствий. События, связанные с периодом владычества татаро-монголов, правления Казанского ханства и последующего присоединения чувашей к Российскому государству, глубоко отразились в фольклорном сознании народа. В легендах и преданиях, исторических песнях встречается повествование о поворотных событиях в судьбе чувашей, дана их историческая оценка. Таким образом, главным источником, позволяющим проследить развитие художественной культуры чувашского народа является фольклор (предания и мифы, легенды и сказания, песни и былины, магические обрядовые речения и литературные жанровые формы: хайла, несер, шут, Çавра юрă и др.).

С присоединением в XVI в. к Российскому государству создались предпосылки для начала диалога между чувашскими и русскими культурами. В XVI–XVII вв. в духовную культуру чувашей проникли некоторые элементы русской православной религиозной культуры. Решающим толчком для литературного развития нового времени явилось создание чувашской письменности на основе кириллицы (2-я пол. XVIII в.). Церковно-миссионерские задачи преследовали такие начинания, как первые переводы на чувашский язык евангелий, катехизиса, молитвословий и т.д. На основе вновь созданной письменности были написаны одические сочинения учащихся духовных учебных заведений (в честь приезда императрицы Екатерины II в г. Казань и др.). Большое значение для развития словесности имели составленные в этот период «Чувашско-русский лексикон», «Сочинения, принадлежащие к грамматике чувашского языка» (1769 г.), «Русско-татарско-чувашско-эрзянско-марийский большой словарь», чувашский лексикон, учебник чувашского языка и др., почти все – результат творения писателя-просветителя Е. Рожанского и его учеников. Чувашская письменная литература 1-й половины XIX в. по своему назначению и содержанию носила преимущественно религиозный характер и особенно активно развивалась в двух культурно-просветителских центрах – в духовной академии в Казани (стихи и оды Н. Бичурина) и духовной семинарии в Нижнем Новгороде (деятельность П. Талиева, Н. Базилевского, В. Вишневского, А. Алмазова и др. по переводу). Ученые, краеведы и собиратели фольклора выявили и опубликовали поэтические творения талантливых певцов (юрăç) и импровизаторов (Хведи, Ягура, Г. Федорова и др.).

В середине XIX в. развернул свою просветительскую деятельность ученый и литератор С.М.Михайлов (1821–1861 гг.), гордо заявивший: «Из миллиона чуваш и черемис я первый еще писатель в России». Под влиянием идей русского просвещения С.Михайлов в своих научно-публицистических статьях и прозаических произведениях остро ставил вопросы социально-экономического и культурного развития чувашского народа. Писатель использовал разнообразные жанровые формы: очерк, повесть, рассказ, новелла, шyт, хайла, тĕрленчĕк («О музыке чуваш», 1852; «Хитрая кошка»; «Разговор на постоялом дворе», 1859 и др.). Деятельность Михайлова расширила программу чувашского просветительского движения, придав ей нравственно-этический, общечеловеческий характер.

Новописьменная литература развивается с начала 70-х гг. XIX в. на основе созданной выдающимся чувашским просветителем И. Я. Яковлевым (1848–1930 гг.) письменности. Открытие им Симбирской чувашской школы (1868 г.), составление алфавита, издание букваря, книг для чтения, учебников, открытие десятков сельских школ стали началом нового этапа просветительства, которое охватило самые широкие слои чувашского народа. Яковлев разработал и внедрил в практику совершенно новую и перспективную просветительско-педагогическую систему, в основу которой был положен родной чувашский язык обучающихся. Первые оригинальные образцы новописьменной художественной литературы (рассказы и притчи И. Яковлева, Игн. Иванова) созданы на основе обработки фольклорных сюжетов и мотивов (70-е гг.). В 80–90-е гг. зарождается жанр повести («Сыт человек, а глаза голодны» И. Юркина, «Моя жизнь» С. Чундерова), а в поэзии усилились эпические тенденции (баллада «Леший» Мих. Федорова). На рубеже XIX–XX вв. обозначились основные контуры целостного историко-литературного процесса, который объединял десятки прозаиков, поэтов, драматургов, публицистов. Литературное развитие полнокровно подпитывали «гнезда» чувашской культуры, возникшие в Казани (во главе с Н. Никольским), Симбирске (И. Яковлев), Самаре (Д. Филимонов), Уфе (Г. Комиссаров (Вандер). В Симбирской чувашской учительской школе в начале XX в. сформировалась своеобразная литературная школа, объединявшая целую плеяду литераторов, выдающимся представителем которой был К. В. Иванов, автор классической трагедии «Нарспи» (1908 г.).

В результате революции 1917 г. возникли условия для динамичного развития национального литературно-художественного сознания. С задачами оперативного и адекватного отражения событий революции и войны максимально справлялись поэтические формы и жанры (стихи, поэмы, агитки, частушки и т.д.). В чувашской литературе поэзия, выросшая в лоне фольклора, традиционно опережала др. роды. В условиях революционной действительности остро встали вопросы обновления жанрово-стилевых и выразительных возможностей поэзии. Здесь решающую роль сыграло реформаторское творчество М. Сеспеля, определившего пути развития чувашской поэзии. Поэт утвердил силлабо-тонику, расширил метро-ритмическое пространство чувашского стиха. Граждански активная личность лирического героя в поэзии Сеспеля несла огромный заряд гуманизма, утверждала общечеловеческие ценности, выражала демократические идеалы трудящихся масс, борющихся за возрождение национальной культуры, экономики. Остро современное звучание стихов поэта-революционера отвечало духу и настроениям послесеспелевской генерации молодых поэтов (П. Хузангай, В. Митта, В. Рзай и др.). В середине 20-х гг. в чувашской поэзии значительно возрос, как следствие подъема национального самосознания, интерес к исторической тематике. В ряде произведений имеет место попытка эпического осмысления поворотных этапов истории (поэмы С. Эльгера «Под гнетом», Н. Шубоссинни «Фаворит»). Поэмное мышление углубилось в произведениях П. Хузангая, включающих в себя широкий охват действительности («Сегодняшняя поэма», «Землеустройство»). В прозе начала 20-х гг. преобладают жанры рассказа, очерка, повести, в которых поднимается тема революции и Гражданской войны, прошлое и современность противопоставляются с помощью приема контраста («В приземистой избушке» М. Трубиной, «Двое павших», «Однажды утром» И. Ахаха, «Штрум» С. Хуммы (Фомин) и др.). Актуальность получает тема мирного строительства. В повестях, рассказах, очерках С. Хуммы, И. Тхти, М. Трубиной содержится призыв к искоренению бытовых пороков, изживших себя привычек в семейной жизни, во взаимоотношениях людей в обществе. Борьба нового с устаревшим в психологии людей, движение за распространение книжной грамотности, культуры нашли отражение в произведениях И. Мучи, Д. Исаева, В. Рзая и др. Развитие получает жанр драматургии (пьесы Г. Тал-Мрзы, И. Максимова-Кошкинского, П. Осипова, С. Хуммы).

Литературоведением и критикой 20-х гг. осознается важность изучения творческого наследия К.Иванова, проходят дискуссии вокруг трагедии «Нарспи», а также по проблемам стиховедения; заметные успехи достигнуты в оперативной оценке и истолковании живого историко-литературного процесса, текущей литературы (статьи и рецензии Г. Комиссарова, Д. Исаева, Г. Кели, Моисея Федорова, А. Золотова, Н. Золотова).

На литературное развитие в республике благотворно повлияли и усилившиеся тенденции к организационному объединению писательских сил. В 1923 г. по инициативе и под руководством литератора А. Милли было организовано «Общество любителей чувашской словесности». Программа и Устав «Общества» носили идеологически «нейтральный» характер и нацеливали творческие силы на культурно-просветительскую деятельность в широких слоях чувашского населения. Вскоре под натиском авторитаристских сил, возглавляемых областной партийной организацией, «Общество» распалось и взамен был создан Союз «Канаш» (1923 г.). Впоследствии писательская организация – ЧАПП – вошла в состав РАПП (1926 г.). В дальнейшем организационном сплочении литературно-творческих сил республики большую роль сыграл 1-й Съезд советских писателей (1934 г.). Динамичному развитию литературы способствовало расширение сети печатных органов на чувашском языке. В первые же послереволюционные годы начали издаваться газеты «Новая жизнь», «Крестьянское слово», «Канат», журналы «Заря», «Нива», а с середины 20-х гг. журналы «Сунтал» (1924 г.), «Капкан» (1925 г.), «Труженица» (1928 г.), «Будь готов» (1929 г.), «Селькор» (1929 г.), «Народное просвещение» (1926 г.), «Голос трудящихся» (1922 г.) и др.

На рубеже 20–30-х гг. в литературном развитии особую актуальность получают темы индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства «Социальный заказ», впрямую исходивший из официальных идеологических установок, выдвигаемых перед творческими силами, хотя и заметно снижал уровень художественности литературной продукции, но все же нацеливал писателей на разработку важнейших пластов социально-экономической и культурной жизни народа. Следствием этого явилось создание больших поэтических и прозаических полотен о жизни и трудовой деятельности рабочего класса Чувашии (поэма П. Хузангая «Магнит-гора», повесть А. Талвира «Люди из Батыръяла»). Теме коллективизации деревни посвящен целый ряд произведений большой и малой форм: роман В. Краснова-Асли «В гору», повести М. Трубиной «Мучар», И. Тукташа «Бычий лог», рассказы Е. Еллиева, Д. Петрова (Юмана), С. Эльгера, В. Рзая, поэма В. Митты «Зычный голос» и др. Колхозная тематика разрабатывается и в драматургии: драмы М. Трубиной «Грядет», П. Осипова «Новая волна», Е. Еллиева «Один день» и др. Во 2-й половине 30-х гг. живой интерес писателей к острым проблемам и конфликтам постепенно уступает место облегченному воспроизведению явлений действительности, приукрашиванию, а то и лакировке реалий и фактов общественного бытия. На фоне массы бесконфликтных рассказов, очерков, повестей колоритно выделяются эпические произведения С. Эльгера: роман-хроника «Дни войны» и социально-исторический роман «На заре», содержащие глубокие черты романтического мышления и эпичности.

Чувашская проза периода Великой Отечественной войны преимущественно представлена произведениями малого жанра (рассказ, очерк, статья, памфлет, зарисовка и т.п.), в которых преследовалась важнейшая цель – мобилизация всего советского народа на борьбу с фашизмом. Прославлялись мужество и стойкость защитников Родины, показывалась жизнь тыла. Лучшие образцы поэзии военной поры также содержат огромный мобилизующий заряд, в стихах и поэмах авторы обнажают звериный лик фашизма, поддерживают веру в конечную победу над захватчиками (стихи Н. Шелеби, С. Эльгера, Я. Ухсая, И. Ивника и др.). Были созданы поэмы: «Таня» П. Хузангая, «На берегу Влтавы» Я. Ухсая, «Солдатская мать» М.Уйпа, «Зоя» С. Шавлы. Многие писатели воевали с оружием в руках, были политруками, военными корреспондентами, газетчиками. Среди них Л. Агаков, П. Хузангай, В. Алендей, А. Воробьев, В. Садай, М. Ильбек, А. Артемьев, Г. Орлов, Н. Сандров, А. Алга и др. Война оборвала жизни многих литераторов, среди них В. Бараев, Е. Еллиев, В. Васькин, И. Думилин, М. Данилов-Чалдун, А. Петтоки, М. Ястран, Ф. Ситта и др.

Развитие Чувашской литературы послевоенных лет шло на путях поисков новых жанровых форм и стилей. Писатели-фронтовики продолжают разрабатывать тему войны, создают прозаические и поэтические произведения малой и средней форм (рассказы «Дорога открыта», «Не гнись, орешник» А. Артемьева, «В госпитале» М. Ильбека, «Золотая цепочка» Л. Агакова; стихи П. Хузангая, Я. Ухсая, А. Алги, И. Тукташа и др.(Актуальна и тема современности. Прозаик К. Турхан создал роман «Деревня в ветлах», в котором отразил энтузиазм тружеников села, занятых восстановлением разрушенного войной хозяйства. На рубеже 50-60-х гг. реальные противоречия, имевшие место в социально-экономической и духовной жизни общества, нашли отражение в ряде рассказов, очерков, повестей (сб. Ф. Уяра «Новое побеждает», «По родной стране», повести Ю. Скворцова «Девушка из Сормы», «Красный мак», «Береза Угахви», повесть В. Садая «Одинокий куст»). Развиваются поэзия и драматургия, создаются произведения эпической формы – роман в стихах П. Хузангая «Род Аптраман», поэмы Я. Ухсая «Дед Кельбук», «Перевал», драмы И. Максимова-Кошкинского, П. Осипова, Н. Терентьева.

Одновременно с разработкой темы современности в литературе усиливается интерес к историческому прошлому народа. В 50-60-е гг. появились романы, поднимающие глубин, пласты исторического бытия чувашей, – «Тенета» Ф. Уяра, «Черный хлеб» М. Ильбека, «Свияга впадает в Волгу» К. Турхана, «Век прожить – не поле перейти» Н. Мраньки, «Ахрат» С. Аслана и др. Эта историко-романистическая волна в решающей степени способствовала становлению эпически повествовательных форм в национальной литературе. Важнейшими тенденциями в развитии современной чувашской литературы является возрастающее внимание к духовно-нравственным проблемам в жизни общества (повести и рассказы Ф. Уяра, Ю. Скворцова, А. Артемьева, Д. Гордеева, Н. Максимова, В. Петрова, Ф. Агивера, В. Игнатьева, И. Вутлана, Н. Мартынова, Е. Лисиной, Б. Чиндыкова и др.). В то же время наблюдается углубленный социологический анализ важнейших сторон и явлений в жизни, нацеленность на острейшие проблемы и конфликтные ситуации. Эти черты прозы сконцентрированы в произведениях А. Емельянова, Л. Таллерова, Г. Краснова.

Характер современного человека, его духовно-нравственный мир и деяния широко представлены в произведениях прозаиков, драматургов, поэтов – Н. Терентьева, Г. Айги, Н. Сидорова, Б. Чиндыкова, Г. Ефимова, А. Галкина, Ю. Айдаша, М. Юхмы, Р. Сарби, П. Афанасьева, М. Сениэля, Н. Петровского, П. Эйзина, И. Егорова, А. Кибеча, П. Яковлева, В. Эндипа, В. Ахуна, Г. Юмарта, В. Тимакова, Ю. Семендера, Л. Мартьяновой и др.

Артемьев, Ю. М. Чувашская литература / Ю. М. Артемьев // Краткая чувашская энциклопедия. - Чебоксары, 2001. - С. 471-473.

 

Смотрите также:

Федоров, Г. И. Шанӑҫпах сывлатӑрччӗ литературӑмӑр... : [хальхи вӑхӑтри чӑваш литератури аталанӑвне тишкерни] / Георгий Федоров // Тӑван Атӑл. – 2006. – № 1. – С. 58-59.

Федоров, Г. И. Чӑваш литератури (1945-1985 ҫулсем) : вӗрену пособийе / Г. И. Федоров. - Шупашкар : Чӑв. ун-чен изд-ви, 2004. - 515 с.

* * *

Федоров, Г. И. О теоретической истории национальной литературы : (некоторые заметки. На материале чувашской литературы) / Георгий Федоров // Ашмаринские чтения / [коллектив авт. – Чебоксары : Изд-во ЧГУ, 2005. – С.168-171.


Осипов, Н. Н. Некоторые размышления об истоках жанра рассказа в чувашской литературе  / Н. Н. Осипов // Вестник Чувашского государственного педагогического университета имени И. Я. Яковлева. – 2012. – № 3. – С. 163-165. – (Гуманитарные и педагогические науки).

Осипов, Н. Н. О своеобразии развития малых форм прозы в чувашской литературе / Н. Н. Осипов // Вестник Чувашского государственного педагогического университета имени И. Я. Яковлева. – 2012. – № 2 (74), Ч. 2. – С. 109-112. – (Гуманитарные и педагогические науки).