Главная страница Материальная культура Традиционный быт чувашей Народные промыслы

Чувашская сеть культурного наследия
Архивы Чувашии, ГУ
Архивная служба Чувашии
Библиотеки Чувашии
Публичные библиотеки Чувашии
Дворцы культуры Чувашии
Перечень ДК Чувашии
Музеи Чувашии
Музеи Чувашии
Театры
Перечень театров Чувашии
Театры
Театры
Министерство культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашской Республики
Театры
Государственное унитарное предприятие Чувашской Республики
Знаменательные и памятные даты Чувашии

Народные промыслы

Культура каждого народа развивается по единым для всего человечества законам. А наци­ональное многообразие материальной и духовной культу­ры, их самобытность зависят от конкретных условий, в которых формировался и развивался народ.

На древнюю культуру предков чувашей немало влияли тюркоязычные племена и народы. Высокого уровня она достигла в государстве Волжской Булгарии.

Относящиеся к материальной культуре земледелие и животноводство, охота, рыболовство, бортничество, посе­ления и жилища, одежда, утварь, транспортные средства чувашского народа развивались в одном русле с народами Поволжья, но имеют свои значительные особенности.

Земледелие
Мельницы
Животноводство
Охота
Рыболовство
Бортничество
Металлообработка
Обработка волокна
Обработка шерсти и приготовление шерстяных изде­лий.

Земледелие. Основу традиционного хозяйства чува­шей, как и других народов Среднего Поволжья, составляло земледелие в сочетании с животноводством.

Пашенным земледелием в середине I тысячелетия н.э. первыми в Среднем Поволжье начали заниматься именьковские племена и племена городецкой культуры (древняя мордва).

Известно, что волжские булгары-чуваши перекочева­ли в места, где население уже владело пашенным земледе­лием. До этого приазовские болгары занимались таборным кочеванием, основу их хозяйства составляло скотоводство. Но и пашенное земледелие им было известно. Крестьяне Волжской Булгарии пахали простейшим бесподошвенным ралом, его вытеснило затем рало с полозом. Из последнего в XI-XII вв. было построено пахотное орудие нового типа – тяжелый плуг, переворачивающий верхний пласт дерна, корней, кустарников и взрыхляющий почву. Акапуç (агабусь) у чувашей, сабан у татар являются модификацией это­го орудия. Деревянный плуг, акапуç, имел колесный пере­док, лемех, односторонний отвал. В него впрягали 3-4 лошади, а обслуживали 3 человека: один пахал, второй по­гонял лошадей, третий по ходу работы чистил отвал от на­липающей земли, корней, дерна.

Для обработки старопахотных земель использовали более легкое орудие – соху, двузубую с перекладной полицей. На территории Волжской Булгарии соха (чув. суха, сухапуç) распространилась не позднее конца XII – начала XIII вв. К концу XIX в. соха у чувашей почти полностью вытесняет старый плуг – агабусь и продолжает служить в приусадебном хозяйстве даже в XXI веке.

Другим пахотным орудием была косуля (чалăш). Она имеет сходство как с сохой, так и агабусь.

Обычным способом использования земли является трехпольный севооборот. Земля делилась на три участка: на одном сеяли озимые культуры, на втором – яровой хлеб, третье находилось под паром. На следующий год бывшее озимое поле отводилось под яровые культуры, яровое поле – под пар, а бывшее паровое, где в течение сезона пасли скот, засевалось озимыми.

Яровое поле начинали пахать в конце апреля. Первы­ми из яровых высевали овес (сĕлĕ) и горох (пăрçа), затем ячмень (урпа), полбу (пăри), пшеницу (тулă), чечевицу (ясмăк), последней высевали гречиху (хура тулă).

Население чувашского Поволжья в середине II тыс. н.э. возделывало полбу, ячмень, просо (вир), овес, озимую рожь, горох, чечевицу, лен (йĕтĕн) и коноплю (кантăр). Блюдами из полбы и проса чуваши совершали обряды. Эти культуры были освоены предками чувашей еще в азиатский период их истории.

Огородные культуры выращивали около водоемов на лугах. На чащобах и лесных полянках высевали репу.

После перевозки на ток снопы ржи складывали в круглые скирды (капан), вмещавшие полтора – два десятка возов. Их устраивали на подставке из столбов для лучшего проветривания и длительного хранения.

Наиболее древними способами молотьбы были хлес­тание и выбивание зерен палками. Из способов отбива­ния до начала XX в. сохранился обмолот льна. Основным способом молотьбы было отбивание зерна цепами (тăпач, çапуççи). Дубец (молотило) прикрепляли цепью с помощью путца (чĕн), изготовленного из сыромятного ремня.

Мельницы. Археологические образцы зернодробилок находят в больших количествах во всех поселениях, где народ стал оседлым и занялся земледелием (со времен неолита). Ветряную мельницу стали использовать 6-7 веков назад, а водяную мельницу еще раньше, в начале нашей эры.

Чувашские крестьяне в XIX в. применяли: ручную мель­ницу (ал арманĕ), водяную мельницу (шыв арманĕ), ветря­ную мельницу (çил арманĕ), конную крупорушку. В дерев­нях были шерстобойки (çăм арманĕ), маслобойки (çу арманĕ).

Ручная мельница имелась почти в каждом хозяйстве. Изредка она встречается до сих пор, иногда используется, но чаще хранится без применения. После первого пропус­ка зерен сквозь ручную мельницу они превращаются в кру­пу, а при пропуске от 3 до 5 раз, в зависимости от тяжести верхнего жернова, они смалываются в муку.

В Ишакском краеведческом музее имеется механизи­рованная ручная мельница XVIII века.

Ветряная мельница (çил арманĕ) распространялась со второй половины XVII в. В XIX в. ее можно было видеть на возвышенном месте почти у каждого селения. Сруб ветрян­ки был восьмиугольным и имел высоту около шести саже­ней (I сажень равна 2,134 м). Нижний сруб служил в каче­стве амбара, иногда мельница имела пристройку (çил арман лаççи). Крышу мельницы (арман тÿпи) делали ост­роконечной, чтобы уместилось под ней колесо вала. Кры­льев у мельницы (арман çуначĕ) бывает шесть, восемь или десять. Они вращают вал, на среднюю часть которого наде­то большое колесо (урапа) с зубьями. Колесо вращает шес­терню с веретеном (йĕке). Нижний конец веретена приво­дит в движение жернов.

Водяные мельницы ставились на речках. В прошлом (XVII-XVIII вв.) у чувашей, марийцев, татар бытовали ме­ленки – колотовки простейшего устройства. Водяная мель­ница представляла собой обычно водосливное колесо (шыв урапи), насаженное на горизонтальный вал. Колесо приво­дилось в движение силою падающей воды.

Около мельницы ставили избушку (арман пÿрчĕ), здесь жил мельник и останавливались на ночлег крестьяне в ожи­дании очереди на помол.

Наибольшее количество ветряных и водяных мельниц насчитывалось в начале XX в. Теперь их вытеснили элект­ромельницы.

Животноводство представляло самостоятельную от­расль хозяйства, которое обеспечивало население тягловым скотом, мясной и молочной пищей, сырьем для изготовле­ния одежды и обуви, инвентаря. Чуваши разводили лоша­дей, коров, овец, коз, свиней.

Охота была одним из главных занятий населения. До­бывали пушного зверя: бобров, лисиц, куниц, горностаев, выдр, белок. Их использовали для хозяйственных нужд и уплаты податей. Охотились на волков и медведей. Для охо­ты использовали лук со стрелами, дротики, копья, топоры, дубинки, а также различные ловушки, петли, капканы, при­меняли самострелы. Их устанавливали в зарослях, чащо­бах, на звериных тропах. Самострелы были похожими на натянутый лук со стрелой. Животное задевало волосяную нить или педаль – лук тотчас же спускал стрелу.

Рыболовством занимались на всех речках и повсеместно. Ловили мелкую рыбу: пескарей, ершей, вьюнов, а в родниковых водах – форелей. В больших реках ловили щук, сомов, налимов, судаков, лещей, стерлядей.

Бортничество. Сбором меда люди занимались издревле. Путешественники, посещавшие Волжскую Булгарию, отмечали широкое распространение на территории края бортничества – сбора меда диких лесных пчел. Это не являлось простым собирательством. Бортник подыскивал в лесу подходящее дерево, вырубал и обустраивал дупло, устанавливал приспособления для добывания меда и воска, запускал рой пчел. На такие деревья заносили знаки собственности – семейно-родовые тамги. Бортные угодья у чувашей передавались по наследству.

Пчеловодство. Пчеловодство у народов Поволжья прошло три стадии развития: дикое (или бортевое), колодное и рамочное.

С конца XIX в. широкое распространение получают ра­мочные ульи, а колодные постепенно выходят из употребления. Рамочные ульи гораздо легче по весу, чем колодные, их проще перемещать с одного медоносного места на дру­гое. С таких ульев меду собирали в 1,5 раза больше, чем с колодных. Изготовление рамочных ульев даже выделилось в отдельное ремесло.

Все более разнообразным становится пчеловодный инвентарь: появляются медогонки, металлические дымари, воскотопки, приспособления для перевозки пчеломатки и т.п.

Мед собирают во второй половине июля. Пчеловод берет с собой нож (çĕçĕ), посуду для меда (патман), дымарь (тĕтĕркĕç), сетку (питлĕх), скребки (хыркăч). На зиму ульи ставятся в омшаник.

В настоящее время Поволжье и Приуралье являются районами развитого пчеловодства. Пасеки имеют многие колхозы и совхозы, а также фермерские и личные хозяй­ства, расположенные вблизи лесных массивов.

Металлообработка. Чуваши унаследовали от булгар высокую технику металлообработки. Булгарское ремесленное производство не уступало мировому стандарту.

До XVII в. среди чувашей, как и среди других народов Поволжья, были ремесленники – специалисты по обработке металла. Основным сырьем для получения железа служила болотная руда. На древесном угле в горнилах варили железо. Археологами на территории Чувашии обнаружено несколько древних домниц.

Металл занимал важное место в обрядах чувашей, в религиозных представлениях, магических действиях. Однако, в начале XVII в., после крестьянских восстаний, царское правительство запретило «инородцам» заниматься обра­боткой металла, чтобы нерусские народы не могли изготавливать оружие. Удар по развитию этих ремесел оказался настолько сильным, что среди чувашей даже в XIX в. было мало кузнецов. Кузнечным делом в Чувашском крае зани­мались только русские мастера.

Запреты были сняты только в конце XIX в., и среди чувашей появились свои кузнецы.

В 1837 г. в Казанской губернии было всего 108 кузне­цов из чувашей. Позднее количество чувашей, занимавшихся кузнечным делом, резко увеличилось. Кузницы открывались во многих деревнях. Помещалась кузница обычно в небольшой срубной постройке. Здесь был горн с наковальней и несложный набор кузнечных и слесарных инструментов: молот, наковальня, зубило, обжимка, клещи, шаблоны, мех и пр. Кузнецы изготавливали разнообразную продукцию: домашнюю утварь (ухваты, заслонки, кочерги, сковородники, вьюшки, ковши, ведра и т.п.), различные инструменты (топоры, ножи, молотки, клещи, ножницы, долота и т.п.), металлические части сельскохозяйственных орудий (сошники, лемехи, полицы, зубья для борон, серпы, косы, вилы, лопаты).

Обработка волокна. Волокно для пряжи выделывали из льна и конопли, а в древности – из крапивы.

Коноплю и лен теребили – выдергивали с корнями после того, как листья начинали желтеть и созревали семена. Пучки связывали в снопы, корни отрубали топорами. Снопы су­шили на солнце, затем приступали к молотьбе семян с помо­щью колотушек (тукмак). Обмолоченные снопы конопли связывали по 100-200 штук (сÿс сулли) и погружали в воду на 10-15 дней. После отделения волоконцев от стеблей сно­пы вынимали из воды и просушивали на заборах, жердях.

В отличие от конопли лен не мочили, а расстилали на траве. После просушки коноплю и лен мяли и трепали, чтобы получить волокно. Для разделывания волокон кудели ее клали в ступу (килĕ) и толкали пестом (кисĕп). Размягченную кудель расчесывали специальной щеткой (шăрт). Основным способом обработки кудели было прядение на веретене (йĕке) и самопрялке.

Основные детали самопрялки: колесо; веретено-шпулька; педаль, придающая при помощи шатуна движение колесу. От колеса через туго натянутый ремень (струну) дви­жение передается шпульке. Весь механизм укрепляется на стояке.

Разнообразны и формы простых прялок: цельные прялки из одного куска дерева и прялки с донцем. В Чувашии встречаются палкообразные, лопатообразные и гребнеобразные прялки. Донца и стойки прялок часто украшались резьбой.

Чуваши употребляли горизонтальный ткацкий стан (пир вырăнĕ) с бедром и подножками – педалями. Для про­цесса тканья на стане характерны: 1) разделение ниток на две группы – основу и уток (утком называются нитки, про­пускаемые перпендикулярно к нитям основы); 2) нитки основы сами разделяются на две группы, образуя отверстие для утка – зев. При каждом чередовании зева нитки, находящиеся внизу, поднимаются кверху, а находящиеся ввер­ху уходят вниз.

Для пропускания утка при тканье служит челнок (ăса). В челнок устанавливается цевка (çĕрĕ) с нитками. При на­матывании нитки на цевку используется скальница (хултăрчă). Ее основу составляет валик с маховым колесом. В острый конец валика вставляется цевка, на которую при вращении колеса и валика наматывается нитка.

Полученный холст золили, парили в горячей печи, про­мывали и на весеннем снегу выбеливали 7-10 дней. Просушенный холст клали на дуплистое бревно (пир каски), креп­ко привязав к нему, били колотушкой (тукмак). Холст отбивали обыкновенно в майские дни, приглашали на помощь, созываемую по этому случаю, 5-6 девушек. В это время вечерами можно было слышать звонкий перестук коло­тушек.

Обработка шерсти и приготовление шерстяных изде­лий. Прежде чем приступить к прядению шерсти или валя­нию, её разбирают руками, расчесывают и бьют. Шерсть че­шут, чтобы разрыхлить и придать одно направление. Существует два способа чесания шерсти: расчесывание деревянным гребнем (турахуп) и битье лучком со струной – ручной шерстобойкой. Она состояла из простого деревянного лука – (укçу) с тетивой (хирлÿ), которую в старину делали из овечьей или собачьей кишки, позднее натягива­ли покупную металлическую струну. Разрыхленную руками шерсть взбивали тетивой. Тетиву оттягивали пальцем или специальным битком.

При ее спуске грубые части шерсти отбрасывались в сторону, основная масса получалась рыхлой и чистой.

Обработанную таким образом овечью шерсть в дальней­шем использовали для прядения из нее шерстяной пряжи для вышивок, изготовления сукна, вязаных, валяных и вой­лочных изделий.

Во второй половине XIX в. в чувашских деревнях по­являются механические шерсточесальники. Шерстобойки были на конной тяге, работали они также от водяного колеса.

Для изготовления войлока (кĕççе) шерсть расстилали ровным слоем, обдавали кипятком, прикрывали холстом и мяли. Затем сворачивали и продолжали мять, пока не получался рыхлый войлок, который опускали в корыто, ошпаривали кипятком и толкли пестами. Готовый войлок рас­стилали, растягивали, разравнивали.

В древности предки чувашей войлок использовали для покрытия юрты и других нужд. Чуваши изготовляли из войлока одежду (войлочную шляпу, стельки, чулки-вкладыши в кожаный сапог), предметы интерьера (до­рожки для подстилки перед женихом на свадьбе, для покрытия нар во время праздников, подстилки для ночлега), предметы упряжи (потник хомута, седелки, верхового седла и др.). Из шерсти валяли валенки, шляпы, онучи, сукно (тăла).

В чувашском быту широко применялись вязанные из шерсти варежки (алсиш), чулки (чăлха), носки (чăлхапуç), шапочки (пухча, калпак) и др.

Димитриева, Н. И., Никитин, В. П. Хозяйство, промыслы, ремесла / Н. И. Димитриева, В. П. Никитин // Мир чувашской культуры. – Чебоксары : «Новое время», 2007. – С. 128-135.

Еще литература на данную тему:

Ефимова, А. А. Подготовка будущего учителя технологии к использованию традиций чувашского народного ткачества в профессиональной деятельности : монография / А. А. Ефимова, Л. В. Кузнецова ; Чуваш. гос. пед. ун-т им. И. Я. Яковлева. - Чебоксары : ЧГПУ, 2006. - 196 с.

Ефимова, А. А. Изготовление национальных сувениров (ткачество, изготовление кукол) : учеб.-метод. пособие для образоват. учр-ний / Чуваш. гос. пед. ун-т им. И. Я. Яковлева ; [авт.-сост. А. А. Ефимова, О. И. Голованева, науч. ред. Л. В. Кузнецова]. – Чебоксары : ЧГПУ, 2005. – 108 с. : ил.

Ефимова, А. А. Технология вязания на спицах : [учебное пособие] / А. А. Ефимова; Чуваш. гос. пед. ун-т им. И. Я. Яковлева. – Чебоксары : ЧГПУ, 2011. – 89 с. : рис., табл.

Ефимова, А. А. Традиции народных ремесел в технологической подготовке студентов / А. А. Ефимова // Вестник Чувашского государственного педагогического университета имени И. Я. Яковлева. – 2007. – Т. 2, № 3 (55). – С. 17-21.

Ефимова, А. А. Художественная обработка материалов : учебное пособие [для технолого-экономического факультета] / Чуваш. гос. пед. ун-т им. И. Я. Яковлева ; [сост. А. А. Ефимова]. – Чебоксары : Чувашский государственный педагогический университет, 2012. – 112 с. : рис., табл.