Главная страница Духовное наследие Язык – основа национальной культуры

Чувашская сеть культурного наследия
Архивы Чувашии, ГУ
Архивная служба Чувашии
Библиотеки Чувашии
Публичные библиотеки Чувашии
Дворцы культуры Чувашии
Перечень ДК Чувашии
Музеи Чувашии
Музеи Чувашии
Театры
Перечень театров Чувашии
Театры
Театры
Министерство культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашской Республики
Театры
Государственное унитарное предприятие Чувашской Республики
Знаменательные и памятные даты Чувашии

Язык – основа национальной культуры

Высказывания о чувашском языке »

Стихи о чувашском языке=Чăваш чĕлхине сăвапласа: сăвăсем »

Исследователи чувашского языка »

Древнечувашская руническая письменность »

Новая чувашская письменность »

Чувашские имена »



Чувашский язык, чăваш чĕлхи, — относится к булгарской группе тюркской языковой семьи и представляет собой единственный живой язык этой группы. В истории чувашского языка различают четыре периода: прабулгарский, древнебулгарский, среднебулгарский и новобулгарский или собственно чувашский. В прабулгарский (оногур. огур.) период (I в. до н.э.-III в. н.э.) булгарские диалекты существовали наряду с другими пратюркскими диалектами. Завершается этот период отрывом булгар от массы остальных тюркских племен и началом их миграции в юго-западном направлении. В середине IV в. булгары уже находились на территории современного Казахстана. Древнебулгарский период охватывает IV-VIII вв. н.э. В этот период продолжается постепенная миграция булгарских племен на юго-запад, происходит формирование и распад булгарского племенного союза: часть булгар переселяется на Балканы (VII в. н.э.), другая часть обосновывается на Волго-Камье (VIII в.). Среднебулгарский период (VIII в.-сер. XVI в.) охватывает эпоху Золотой Орды, включая разгром Волжской Болгарии монголами (1236 г.), и Казанского ханства. Именно в этот период происходит формирование собственно чувашского этноса в Среднем Поволжье на основе смешения пришлых булгаро-суварских племен с предками марийцев. Новобулгарский период начинается после падения Казанского ханства и продолжается по настоящее время. Т.о. чувашский язык оказывается гораздо древнее самого чувашского этноса.

Древние предки чуваш пользовались руническим письмом. Старочувашская письменность на основе русской графики и профессиональная чувашская литература восходят к середине 18 в. (на чувашском языке первая печатная продукция появилась в 1758 г., первые чувашские торжественные оды — в 1760-е гг.). Новая чувашская письменность, также на русской графике, была создана И. Я. Яковлевым в 1871 г. на основе низового диалекта.

Среди родственных тюркских языков чувашский язык занимает обособленное положение: несмотря на общность структуры и лексического ядра, взаимопонимание между говорящими на чувашском языке и остальными тюрками не достигается. Некоторые фонетические особенности чувашского языка, в частности так называемый ротацизм и ламбдаизм, т.е. произношение [р]и [л], вместо общетюркских [з]и [ш], восходят к глубокой древности, к периоду существования единого пратюркского языка с его диалектами. В то же время мн. из того, что отличает чувашский язык от других тюркских, несомненно представляет собой результат последующего развития, которое, в силу его периферийного положения по отношению к остальным тюркским, проходило в условиях длительного взаимодействия с иносистемными языками — иранскими, финно-угорскими, славянскими.

Влияние неродственных языков прослеживается на всех уровнях чувашского языка — фонетическом, лексическом и грамматическом. Разноместное ударение в верховом диалекте, ставшее нормой и для литературного произношения, сложилось, по всей вероятности, не без влияния финно-угорских языков Поволжья. Влияние последних обнаруживается также в падежных формах имени, в системе личного и неличного форм глагола. В последнее столетие, в связи с неуклонным расширением масштабов чувашско-русского двуязычия, повлекшим за собой массовый приток русской и интернациональной лексики, произошли заметные сдвиги в фонетической системе и синтаксических структурах. Под влиянием русского языка стали продуктивными многие словообразовательные модели. Сложилась фонологическая подсистема, характерная только для заимствованной лексики. Двоякой стала акцентная система: одна — в пределах исконной лексики и фонетически адаптированных старозаимствований, другая — в рамках фонетически неадаптированной заимствованной лексики. Двусистемность характерна и для чувашской орфографии.

Лингвистический ландшафт чувашского языка довольно однороден, различия между диалектами незначительны. В настоящее время эти различия еще больше нивелируются. Отсутствие резких различий между диалектами оказалось благоприятствующим фактором при создании новой чувашской письменности и выработке норм письменного языка. При выработке лексических и грамматических норм чувашского литературного языка отдавалось предпочтение тем средствам, которые, благодаря своему отражению в традиционных фольклорных жанрах, стали общенародным достоянием.

Чувашский язык относится к языкам агглютинативного типа. Изменения на стыках морфем (чередование звуков, их вставка или, наоборот, выпадение) возможны, однако граница между ними остается легко различимой. Корень предшествует аффиксальным морфемам (из этого правила есть всего два исключения): к а м "кто" — такам "некто", никам "никто". Аффиксальные морфемы, как правило, однозначны, тем не менее в речевом потоке скопления служебных морфем крайне редки — в среднем на корень приходится менее двух служебных морфем. Корневые морфемы чаще одно- или двусложны, многосложные весьма редки: ввиду преобладания экономии в знаках чувашского языка предпочитает короткие единицы. Четко противопоставлены друг другу имена и глаголы. Именные части речи — существительные, прилагательные, числительные и наречия — являются семантическими классами, а по грамматическим признакам слабо дифференцированы. Существительные, подобно прилагательным, нередко выступают как определители имени (чул çурт "каменный дом", ылтăн çĕрĕ "золотое кольцо"), а прилагательные могут определять как имена, так и глаголы (тĕрĕс сăмах "правдивое слово", тĕрĕс кала "говорить правдиво").

Имена существительные не имеют ни категории рода, ни категории одушевленности-неодушевленности, но различаются по линии человек - нечеловек. К категории человек относятся все личные имена, названия родственных отношений, профессий, должностей, национальностей, т.е. все то, что связано с обозначением человека. Все остальные имена, в т.ч. и названия всех живых существ, относятся к категории нечеловек. Первые отвечают на вопрос кам? "кто?", вторые — на вопрос мĕн? "что?".

Категория числа свойственна именам существительным, некоторым группам местоимений и глаголам. Показателем множественного числа у имен существительных является аффикс -сем: хурăнсем "березы", çынсем "люди". Если множественность ясна из ситуации речи, она обычно не отмечается, ср.: куç курмасть "глаза не видят", ура шăнать "ноги зябнут", алă çу "мыть руки", хăяр тат "собирать огурцы", çырлана çъре "ходить по ягоды" и т.д. По этой же причине при употреблении с числительными или с другими словами количественные семантики существительные имеют форму единственного числа: вăтăр çын "тридцать человек", нумай çынпа калаç "говорить со многими людьми".

У спрягаемых форм глагола множесивенное число образуется посредством аффиксов -ăр (ĕр) и -ç: кайăп-ăр "мы пойдем", кай- ăр "вы идите", кайĕ-ç "они пойдут". У местоимений аффиксы множественного числа совпадают либо с именными, либо с глагольными, ср.: хам "я сам" — хамăр "мы сами", хăй "он сам" — хăйсем "они сами". Склонение имен включает восемь падежей. Глагол характеризуется категориями наклонения, времени, лица и числа. Наклонений четыре: изъявительное, повелительное, сослагательное и уступительное. В изъявительном наклонении глаголы изменяются по временам. Развита система неличных (неспрягаемых) форм — причастий, деепричастий и инфинитивов (последние, однако, не является назывными формами глагола; назывной формы глагола, аналогичные русскому инфинитиву, чувашский язык не имеет). Некоторые формы причастий и деепричастий характеризуются временными значениями.

Основными способами словообразования являются словосложение и аффиксация. При словосложении компоненты объединяются либо на основе сочинител. (пит-куç "лицо, облик", букв. "лицо-глаз"), либо на основе подчинител. отношений (арçын "мужчина" ар+çын "мужчина + человек"; ас+тив "пробовать").

Чувашский язык относится к языкам номинативного строя. Подлежащее в предложении при любом сказуемом сохраняет единую падежную форму. Пассивных конструкций литературного языка не имеет.

В структуре словосочетания словопорядок выполняет грамматическую функцию: даже при наличии формальных показателей связи зависимый компонент располагается впереди главного (чул çурт "каменный дом", пысăк чул çурт "большой каменный дом", тăхăр хутлă пысăк чул çурт "большой каменный дом в девять этажей"). В структуре предложения словопорядок прежде всего выполняет смысловую функцию. С его помощью выделяются: 1) предмет речи и само сообщение о нем (тема и рема), 2) смысловое ядро высказывания.

Вопрос выражается с помощью вопросительных слов и частиц, интонация играет лишь вспомогательную роль. Расположение вопросительных слов в предложении относительно свободное. Вопросительные же частицы, как и показатели отрицания, соотнесенного с высказыванием, примыкают только к сказуемому. Отнесение вопроса к тому или иному элементу предложения достигается словопорядком.

В лексике выделяются исконные, общетюркские и заимствованные слои. Среди заимствований представлены монгольские, иранские, финно-угорские, славянские слова. Значит, пласт составляют русские слова, которые условно делятся на старозаимствования и новозаимствования. Первые фонетически адаптированы (пĕрене "бревно", кĕрепле "грабли"), вторые либо вовсе не адаптированы (делегат, прогресс), либо адаптированы частично (конституци, географи). Русские заимствования проникают в основном в терминологическую, частично и в бытовую лексику (пальто, костюм).

До создания новой письменности (1871—1972 гг.) чувашский язык обслуживал лишь сферу устного общения и различные виды народного творчества. С появлением письменности границы его применения существенно расширились. С образованием автономии в 1920 г. сферы его функционирования заметно расширились. В пределах своей республики чувашский язык становится одним из двух официальных языков (наряду с русским). Во всех регионах компактного проживания чувашей он становится языком школьного преподавания (до 8-го класса), на нем говорят в официальные учреждениях, ведется делопроизводство, в широких масштабах осуществляется книгопечатание, чувашская речь звучит с театральных подмостков. Газеты и журналы на чувашском языке выходят в городах Чебоксары, Казань, Уфа, Самара, Симбирск, Москва.

В 30-е гг. положение резко меняется. Из Конституции Чувашской АССР статья о государственном статусе чувашского языка исключается. Школы переходят на русскоязычное обучение, чувашский язык перестали изучать даже как предмет. За пределами Чувашской Республики газеты и журналы на чувашском языке оказались закрытыми. По данным переписи 1989 г., из всех чувашей, проживающих на территории бывшего СССР, почти четвертая часть родным назвали не чувашский язык, даже в самой Чувашской АССР доля чувашей, не владеющих родным языком, составила около 15%.

По Закону о языках Чувашской ССР (принят в октябре 1990 г.) чувашскому языку, наряду с русским, придан статус государственного. Закон предусматривает создание условий для расширения общественных функций родного языка. По этому закону изучение чувашского языка во всех типах учебных заведений республики, включая высшие и средне специальные, стало обязательным. Утверждена также Государственная программа реализации Закона о языках в Чувашской Республики (1993 г.). В настоящее время действует Закон, принятый 25 ноября 2003 года Государственным Советом Чувашской Республики с изменениями от 2011 г. "О языках в Чувашской Республике". Кабинет Министров Чувашской Республики принял Программу по реализации Закона Чувашской Республики "О языках в Чувашской Республике" на 2003 - 2007 годы и на период до 2012 года.

Постановлением Президиума Верховного Совета Чувашской Республики от 9 апреля 1992 г. 25 апреля - в день рождения выдающегося деятеля культуры и просвещения чувашского народа, создателя современной чувашской письменности Ивана Яковлевича Яковлева, учрежден День чувашского языка.

Придание чувашского языка статуса государственного подняло его социальный престиж. Чувашская речь шире и свободнее зазвучала как в повседневном, так и в официальном общении. Расширились объемы радио- и телепередач на чувашском языке. Появились новые газеты и журналы, возобновилось издание чувашских газет в Республике Башкортостан, Татарстане, в Ульяновске. Возросла сеть образовательных учреждений по подготовке учительских кадров по чувашскому языку, вне Чувашской Республики они появились в городах Ульяновск, Казань, Стерлитамак (Республика Башкортостан).

 


 

Алос-и-Фонт, Эктор. Исследование языковой ситуации в Чувашской Республике : сборник статей / Э. Алос-и-Фонт. - Чебоксары : ЧГИГН, 2015. - 321 с.