Главная страница Чувашия: этническая история Лепестки былого: факты из истории Исторические летописи и заметки о Волжской Булгарии и чувашах Ибн-Фадлан Ахмед (Абу Хамид Мухаммад ибн Абд ар-Рахим ал-Гарнати ал-Андалуси)

Чувашская сеть культурного наследия
Архивная служба Чувашии
Публичные библиотеки Чувашии
Перечень ДК Чувашии
Музеи Чувашии
Перечень театров Чувашии
Министерство культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашской Республики
Государственное унитарное предприятие Чувашской Республики
Знаменательные и памятные даты Чувашии

Исторические летописи и заметки о Волжской Булгарии и чувашах -Ибн-Фадлан Ахмед (Абу Хамид Мухаммад ибн Абд ар-Рахим ал-Гарнати ал-Андалуси)

Фадлан Ахмед Ибн. Полное имя арабского путешественника - Ахмед ибн Фадлан ибн аль-Аббас ибн Рашид ибн Хаммад. О жизни этого человека известно очень мало. Достоверно известно, что он был старшим писцом-чиновником и находился под покровительством военачальника Мухаммеда ибн Сулеймана, завоевавшего Египет в 904-905 годах для Багдадского халифа. В составе посольства багдадского халифа путешествовал через Бухару и Хорезм в Волжскую Болгарию. По возвращении составил "Рисале" ("Записку") - один из важнейших источников по средневекой истории Поволжья, Заволжья и Средней Азии.

В посольстве багдадского халифа в Волжско-Камскую Болгарию Ахмед ибн Фадлан принимал участие в качестве секретаря. Мусульманский хан возглавил тогда союз болгарских племен, живших в бассейне нижней Камы и Волги (примерно до реки Самары), и искал в арабах союзников против хазар. Помимо задачи упрочения ислама в этих областях, халиф рассчитывал получить от союза и большие торговые привилегии. На плечи секретаря ложилась вся черновая работа, ответственность за ведение дел и конечный исход предприятия. Ибн Фадлан должен был прочитать письмо халифа царю волжских булгар, преподнести ему подарки, наблюдать за факихами-юристами и муаллимами-учителями, которых халиф послал для обучения булгар законам ислама.

Посольство выехало из Багдада 21 июня 921 года. Путь его лежал через Рей, Нишапур в Бухару, оттуда назад к Амударье и вниз по реке до столицы Хорезма Кяс; далее последовали зимовка в Джурджании (Старом Ургенче) и, наконец, на север к берегам Волги, в царство булгар.

Перезимовав в Джурджании, посольство 4 марта 922 года двинулось далее на север. Это был решающий момент в путешествии. "Отроки", выехавшие с посольством из Багдада, а также законовед и вероучитель покинули посольство, "побоявшись въехать в эту страну" (страну огузов). С этого момента выполнение всех миссионерских задач посольства падает на одного Ибн Фадлана, он становится его фактическим руководителем.

Совершив переезд через Успорт, посольство около 20 марта прибыло в страну огузов (или "гуззов"), занимавших тогда приблизительно область Западного Казахстана. Среди знати наибольшее влияние имел Этрэк, начальник войска огузов. Ибн Фадлан поднес ему царские подарки. Этрэк радушно принял посольство, но к предложению принять ислам отнесся очень осторожно, сказав, что даст халифу ответ, когда послы будут ехать обратно Однако военачальники огузов, собранные Этрэком на совещание, обсуждали вопрос не о принятии ислама, а о том, как поступить с самими послами. Предложения были: разрезать каждого из них пополам, дочиста ограбить или отдать их хазарам в обмен на пленных огузов. Таким образом, в стране огузов посольство потерпело полную дипломатическую неудачу и было радо, что смогло благополучно выбраться оттуда.

Проследовав через область враждебно настроенных башкир, от которых путешественники старались держаться подальше, 12 мая 922 года посольство халифа прибыло в государство булгар - "страну славян". Во главе его стоял царь, претендовавший на абсолютную власть. Он восседал на троне, покрытом византийской парчой, в его присутствии все, "мал и велик", включая его сыновей и братьев, обязаны снимать шапки и принимать почтительную позу. Царя окружала знать: "предводители", "знатные лица из жителей его государства". Ближе всех к царю - князья, четверо из них, постоянно "находятся у него под рукой". Соответственно своему положению, царь получал подать - "с каждого дома шкуру соболя", обязательные подношения с каждого свадебного пиршества, десятую часть привозимых товаров и часть добычи военного отряда, в походе которого он лично не принимал участия.

Настал самый ответственный момент путешествия - торжественное оглашение письма халифа. Для этого были развернуты два привезенных знамени, оседлана присланная в подарок лошадь, самого царя (Алмуша-элтабара) одели в савад - черную одежду высших сановников двора повелителя правоверных, на голову ему надели чалму. Ибн Фадлан прочитал письмо халифа, а Алмуш-элтабар выслушал его стоя. "Переводчик не переставая переводил письмо буква в букву. Когда же мы закончили чтение, они дружно воскликнули "Велик Аллах!" таким криком, от которого задрожала земля", - пишет об этом событии Ибн Фадлан. Этим актом Булгария официально признавала ислам государственной религией и становилась частью мусульманского мира.

Однако через три дня, царь вызвал к себе Ибн Фадлана и потребовал обещанные, но не присланные халифом 4000 динаров для постройки крепости. Авторитет халифского посольства был поколеблен. Установить точно время отъезда посольства невозможно, так как "Записки" Ибн Фадлана сохранились в сокращенном виде.

Известно, что весной 923 года посольство возвратилось в Багдад. Ничего из задуманных планов не было выполнено. Правда, саманидский эмир оказал посольству всяческое содействие и почет, а царь булгар - еще больший. Но для политики халифского правительства результаты равнялись нулю. Огузы ислама не приняли, царь булгар, не получив денег на постройку крепости, разуверился в помощи халифа и предпочел сохранить тесную связь со Средней Азией. В Хазарии мусульманская партия подверглась репрессиям и была временно подавлена.

Ибн Фадлан подробно описал все, "что он видел собственными глазами со времени своего выезда из Багдада и до того, как он возвратился в него". Для привлечения внимания читателей он передавал здесь также некоторые северные легендарные рассказы, в том числе об огромной рыбе. Но все оказалось напрасно. Его правдивый рассказ не мог конкурировать с многочисленными фантастическими россказнями - о муравье на железной цепи, о черепе рыбы в Йемене, внутрь которого рассказчик сам лично входил, выпрямившись, не нагибаясь, через одно глазное отверстие и выходил через другое.

Книга Ибн Фадлана сохранилась лишь в Средней Азии в сокращенном виде и в частичных пересказах. На сегодняшний день "Рисале" ("Записка") - один из важнейших источников по средневековой истории народов Поволжья, Заволжья и Средней Азии. Ибн Фадлан, конечно, не был первооткрывателем, так как шел торговым путем, по которому доставлялись из Ирака, Ирана и Хорезма в бассейн нижней и средней Волги арабские и персидские изделия в обмен на драгоценную северную пушнину. Но он был первым путешественником, чьи сообщения о северных прикаспийских областях и Заволжье дошли до нас, и притом он дал первый правильный перечень рек, пересекающих Прикаспийскую низменность. Ибн Фадлан приводит названия этих рек, полностью совпадающими или созвучными нынешним.